Главная » 2014 » Март » 31 » Канал. По горячим следам
20:16
Канал. По горячим следам
Суточная миграция.
Максимальные глубины в канале доходят до отметки 5—5,5 м. Чаще всего бровка одна-единственная, где-то с 1—1,5 до 5—5,5 м, круто ухо­дящая в глубину и начинающаяся в 10—12 м от береговой линии. На отдельных участках можно заметить двойную бровку, но, как ни странно, к таким местам у местного хищника не было явной тяги. Кое-где перед этой самой бровкой есть небольшое углубление или некая аномалия в од­нообразном рельефе. Но и здесь ни­каких отличий в концентрации ни окуня, ни судака нет. 
До первой бровки практически повсеместно одинаковая глубина: соответственно не более 1 —1,5 м. Структура дна как на участке до бровки, так и самой бровки вплоть до самой ее нижней части — камни. И это отнюдь не галька, а довольно массивные булыж­ники, между которыми застревают все виды приманок без исключения.

Все время, сколько мы сюда при­езжали, окунь придерживался од­ной и той же манеры поведения. 
В жаркие солнечные дни пик ак­тивности «полосатика» — это пери­од с самого рассвета и ориентиро­вочно до 7 утра. Потом начинается уже какая-то ерунда — поклевки под берегом и игра «попал — не по­пал» в нижней части бровки. С рас­света окунь держится практически под урезом воды, а по мере появления солнышка он отходит все дальше и дальше от берега. Точнее, на мели его поклевки начинают при­обретать произвольный характер, систематическая же ловля возмож­на по большей части только с бров­ки, и лучше всего в самой ее ниж­ней части. 
При ловле на джиговые приманки больше всего рыбы уда­лось поймать за одну-две ступеньки перед началом бровки. В этой си­туации не сложно и выстроить оп­ределенную систему ловли. Утром ловим на вертушку, как только вре­мя активности окуня истекает, пе­реходим на джиг, и продолжаем ло­вить, только с больших глубин. 
Вроде бы все логично, но так каза­лось только поначалу — чем больше тренировок проходило, тем больше возникало вопросов...


Интенсивность и периодичность клева.

Клевал сегодня — не значит, что будет клевать завтра, не клевал се­годня — опять же не значит, что бу­дет клевать завтра. Конечно, звучит немного смешно, но мне кажется, что это основной принцип поведе­ния местного хищника. По крайней мере, никаких привязок к атмо­сферному давлению, направлению ветра и пр. проследить не удалось.

В разговоре с Юрием Пшеничным во время проведения соревнований он высказал свою очень четкую тео­рию зависимости активности окуня.
 Заключалась она коротко в следующем: при растущей луне клев самый слабый, при убывании сильный. На­кануне старта соревнований начала образовываться новая луна, что по теории Юрия очень негативно ска­зывается на активности рыбы. Также было высказано утверждение, что клева не будет еще как минимум ближайшие несколько дней. Все из-за той же пресловутой луны! И точ­но — на первом этапе клев был весь­ма посредственный. 
Но во второй день соревнований все поймали намного больше, и в 4 раза меньше спортсменов, не смогли уйти от ну­ля! Первый вес был более 900 г!


Остальные парадоксы.


Неравнозначность берегов.
Если исходить только из трениров­ки и двух дней соревнований, мож­но было сделать вывод о том, что ле­вый берег значительно хуже, чем правый. И три дня соревнований полностью доказывали бы такую по­зицию. Но если исходить из осталь­ных рыбалок на этом месте, то вывод будет кардинально противоположным. Ведь именно по левому берегу за кратковременный утренний клев Владимир Клюквин поймал около 700 г, а Максим Дыдыкин «завалил» двух судаков по 400 г каждый. Смешно, но для этой акватории и этого времени года это действи­тельно судаки!
 Остальные особи дан­ного вида не дотягивали и до средне­статистического окуневого веса в 50 г.


Вертушка или джиг? Джиг или вертушка?


Стоит заметить, что именно по этой же схеме и планировали рабо­тать многие спортсмены. Т.е. утрен­ние часы — быстрое прочесывание вертушкой, после спада активности под берегом — джиговая ловля. Пов­торюсь еще раз: именно эта тактика с наилучшей стороны показала себя на тренировках. 
А в реальности по­лучилось вот что.

Первый тур. Левый берег. Как я уже сказал, многие спортсмены начинают с вращающейся блесны. С нее начи­нает и Максим Дыдыкин... После ут­реннего клева у него намечен плано­вый переход на джиговую ловлю. Так он и поступает. В итоге вроде бы ста­бильный результат: два окуня на джиг и два окуня на вертушку. Лишь одно «но»! При суммарном весе в 208 г два окуня, пойманные на джиг, весят ме­нее 60 г! А у Максима Балачевцева — 249 г. И тоже 4 окуня. Только все пойманы на вертушку...

Второй тур. Правый берег. Уверен­ность во вращающейся блесне все возрастает и возрастает. Многие ре­шают если и не все время, то основ­ную часть тура уделить именно этой приманке. И что же? Практически полный пролет... Лишь немногие ухо­дят от нуля, после чего наступает медленная ловля. Медленная не в пла­не медленной проводки... а в плане низкой скорости прироста суммар­ного улова. Зато «джиговики» в этот день «на коне». С самого старта улов их увеличивается быстрее, чем у «вертушечников». 
На этом теория опять рушится в пух и прах.


Количество и активность.


Извечный вопрос: если рыба клюет плохо, это значит, что ее мало, но она активная, или ее наоборот много, но она неактив­ная. Только четко определившись в этом вопросе, можно осознать алгоритм действий на соревнова­ниях.

Практикуются две совершенно разные стратегии ловли.
 Если хищ­ника мало и он активен, то нужно увеличивать темп ловли и охватить максимальную результативную пло­щадь водоема, т.е. быстро переме­щаться. Если хищника много и он неактивен, я чаще всего нацелива­юсь на снижение скорости провод­ки, уменьшение как веса, так и раз­мера приманки, более планомерное и неспешное обследование точек.

После тренировок я пришел к вы­воду о малом количестве хищника и его активности. 
И в принципе это утверждение подтверждалось на все сто процентов. Высокий темп ловли, монотонно «чешешь» по берегу. Вот раз окунь, два... максимум до 3—4 с точки. Причем клюют, как поло­жено, сразу друг за другом. Потом клев как выключили. Ставишь более легкий груз, уменьшаешь размер приманки — ни поклевки. Это говорит об отсутствии хищника в дан­ном месте. Но опять же одно «но».

Во втором туре Александр Федоров с одного места поймал трех окуней в течение 15—20 мин. Это с учетом то­го, что ловил он достаточно тяжелым для этих мест грузом (8 г), активной проводкой и с достаточно близкими забросами. Догадайтесь, с каким ин­тервалом в количестве проводок по од­ному месту попалась эта рыба? Пра­вильно, минут в 5 каждый. 
А это уже говорит о том, что рыба перемещается и подходит в интересные для нее мес­та. Поразительно, но за 8 выездов у меня такой мысли и проскочить не успело! А ведь так поймали во второй день еще несколько человек кроме Са­ши, и это только то, что я видел. А сколько я еще мог пропустить!


Точки.

Планомерно обследуешь канал. Нет рыбы, нет рыбы, нет рыбы... оп! есть один, второй. Сразу приятные мыс­ли — точку нашел. С помощью снасти никаких аномалий засечь не удается, но греет мысль, что они не явно выра­жены. 
Или бровка более обрывиста, или углубление небольшое, а может, и просто насыпь более крупных кам­ней. Забиваешь точку по ориенти­рам... А в следующий раз приезжаешь и не видишь ни поклевки. По опыту на этом водоеме только третья часть точек продолжает работать, работать и работать. И чаще всего это как раз-таки те аномалии, которые можно за­регистрировать снастью: какое-то препятствие, более резкая бровка, расположенная ближе к берегу. 
 Зависимость от солнца.


Как-то Максим Дыдыкин четко ее обозначил: солнце есть — клев только утренний и кратковременный, солнца нет — период активности более растя­нут, да и количество рыбы, пойманное в пасмурную погоду, значительно больше, чем в солнечную. Но опять очередное «но». Да, высказывание аб­солютно правильно и точно, но поче­му тогда во второй день соревнований (когда и была как раз-таки пасмурная погода) на вертушку под берегом кле­вало значительно хуже? В пасмурное утро окунь предпочитает мрак в глу­бине, нежели прибрежную зону?


Краткий обзор приманок.


Воблеры. При ловле под ногами на мелководные minnow темп ловли значительно ниже, чем у вертушки. По этой причине яв­ный проигрыш в скорости.
 Вот если бы окунь был неактивный, скорее всего эта приманка была бы в числе фаворитов. А при ловле с больших глубин слишком высока вероят­ность обрыва дорогостоящей «иг­рушки».

Вертушки — высокоскоростные лик­видаторы окуня. Очень хорошо ловят при быстрой проводке, быстро обследуют все новые и новые площади. Мне кажется, сильно мелочиться с разме­ром не стоит, №0—1 самый ходовой вариант. Даже лучше №1.
 При быст­рой проводке он позволяет провести в непосредственной близости от бере­га, но в тоже время, при забросе под 45 градусов, позволяет загнать при­манку на приличную глубину. На ко­личество поклевок сильно влияет му­ха. Я не считаю, что она должна быть какой-то определенной, просто ее на­личие пойдет явно на пользу.

Дроп-шот и его вариации. Никакого преимущества данной оснастки я не заметил, хотя ожидал. Как с легкими грузами, так и с тяжелыми, как при креплении приманки на основной лес­ке, так и на поводке, все равно конст­рукция проигрывала обычному джигу. К тому же и при обрыве восстановить монтаж было немного сложнее.

Джиг. 
Так как окунь по большей своей части держится в нижней час­ти бровки, то и грузы применимы более солидные. Самые распростра­ненные — от 6 до 8 г. В зависимости от силы ветра и необходимой паузы смещаемся в сторону одного или другого веса. 
Что касается самой ре­зины, то наиболее действенные — это твистеры с толстенькими хво­стиками, от них исходят более мощ­ные колебания. И, скорее всего, именно по этой причине они привле­кают окуня с большего расстояния. По цветам — это белый, красный или морковный.
Категория: Ловим спиннингом | Просмотров: 929 | Добавил: farid47 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]